Новости

21.03.2012
Отечественная война 1812 года

Отечественная война 1812 года

Франко-русский альянс, оформленный Тильзитским миром (1807, см. Русско-прусско-французская война 1806-1807 годов) позволил двум державам решить некоторые проблемы, но не упрочил их согласия. Серьезные противоречия оставались и даже начали усиливаться. Камнем преткновения стал польский вопрос. Бонапарт образовал в отнятых у Пруссии польских областях Варшавское герцогство. Этим он создал у российских границ свой форпост, враждебный России, участвовавший в разделах Речи Посполитой. Несмотря на протесты Петербурга, Наполеон подавал полякам надежды на восстановление их государства, что усиливало опасность нового передела границ в Восточной Европе. Бонапарт продолжал захватывать земли германских княжеств, в том числе герцогства Ольденбург, где правил муж сестры российского императора (Екатерины Павловны). Серьезный срыв во франко-российских отношениях произошел после неудачного сватовства Наполеона к сестре Александра I - великой княжне Анне. Этому способствовали придворные круги и семейство царя, настроенные, в целом, резко против союза с Бонапартом. Не менее остро проявились и торгово-экономические противоречия. Французский император требовал от Петербурга строгого выполнения Континентальной блокады, в результате которой оборот российской внешней торговли упал почти в 2 раза. От блокады пострадали, прежде всего, помещики - экспортеры хлеба, и знать, покупавшая дорогой импорт. Союз с Александром I был для Наполеона лишь временным маневром, облегчающим Франции путь к мировому господству. Добившись власти почти над всей континентальной Европой, французский император более не нуждался в поддержке России. Tenepь она стала уже преградой для осуществления его дальнейших планов. "Через пять лет, - говорил он, - я буду господином мира; остается одна Россия, но я раздавлю ее". К началу 1812 г. Наполеон склонил к союзу против России большинство европейских стран и даже ее бывшего союзника - Пруссию. Причем прусский король потребовал за участие в будущем походе Курляндию и Ригу. Единственным государством, продолжавшим борьбу с Наполеоном, оставалась Англия. Но она находилась тогда во враждебных отношениях с Петербургом. Словом, накануне вторжения Российская империя оказалась перед лицом объединившейся и враждебной Европы. Правда, разгром Швеции и Турции, а также искусство российской дипломатии помешали Наполеону привлечь в свой лагерь эти страны и с их помощью организовать грозные фланговые удары по северо- и юго-западным рубежам империи.

Расстановка сил. Для вторжения в Россию Наполеон сосредоточил у российской границы огромную для тех времен группировку общей численностью примерно 480 тыс. чел. Вместе с французами в походе участвовали также поляки, итальянцы, бельгийцы, швейцарцы, австрийцы, голландцы, немцы и представители других европейских народов, составлявшие около половины наполеоновской армии. Она сосредоточилась на 700-километровом фронте от Галиции до Восточной Пруссии. На правом фланге наполеоновских войск, в Галиции, главную силу представляла армия князя Шварценберга (40 тыс. чел.). На левом, в Восточной Пруссии, стояла армия маршала Макдональда (30 тыс. чел.), состоящая преимущественно из пруссаков. Центральные силы Наполеона располагались в Польше, в районе Полоцка и Варшавы. Здесь, на направлении главного удара, стояли три армии общей численностью около 400 тыс. чел. Имелись также тыловые войска (примерно 160 тыс. чел.), которые находились в резерве между Вислой и Одером. Поход тщательно готовился. Учитывалось, например, что на малонаселенном и обширном театре военных действий огромная армия не сможет питаться лишь за счет реквизиций. Поэтому Наполеон создал на Висле крупные интендантские склады. Лишь в одном Данциге хранился 50-дневный запас продовольствия для 400 тыс. чел. Существовало два основных плана наполеоновской кампании. Один из них выдвинули поляки. Они предложили поэтапную борьбу с Россией - сначала отбросить российскую армию к восточным рубежам Речи Посполитой 1772 года, а затем, укрепившись и реорганизовав Польшу, вести дальнейшие боевые действия. Но Наполеон все же выбрал традиционный для него вариант "молниеносной" войны с использованием генеральных сражений для разгрома основных сил противника. Его огромная, разноязыкая армия не была рассчитана на затяжные кампании. Она нуждалась в быстром и решительном успехе. Наполеоновской армии на западных границах России противостояли примерно вдвое меньшие силы, общей численностью около 240 тыс. чел. 1-я армия под командованием генерала Барклая-де-Толли (127 тыс. чел.) прикрывала российскую границу вдоль Немана. Южнее, между Неманом и Бугом, в районе Белостока, располагалась 2-я армия под командованием генерала Багратиона (45 тыс. чел.). В районе Луцка, на Западной Украине, находилась 3-я армия под командованием генерала Тормасова (45 тыс. чел.). Кроме того, рижское направление прикрывал корпус генерала Эссена (около 20 тыс. чел.). Крупный контингент российских войск (примерно 50 тыс. чел.) находился тогда на юго-западе, где только что окончилась война с Турцией. Часть войск оставалась на Кавказе, где продолжались боевые действия против Персии. Кроме того, войска располагались в Финляндии, Крыму и во внутренних районах России. В целом численность российских вооруженных сил и то время не уступала наполеоновским. Исходя из ситуации на западных границах, российское командование отвергло идею наступления и избрало оборонительный план действий. Однако он вначале не предполагал затяжную войну. Так, по принятому плану немецкого теоретика Фуля основные военный действия разворачивались на территории Белоруссии. Согласно фулевской стратегии, 1-я армия отступала, заманивая войска Наполеона к Западной Двине, где находился т.н. Дрисский укрепленный лагерь. 2-я же армия в это время наносила с юга удар во фланг и тыл углубившимся в российские пределы наполеоновским соединениям. Данный план страдал схематизмом. Он не учитывал реального соотношения сил, особенностей театра военных действий и возможных контрмер Наполеона. Несмотря на слабую тактическую проработку плана кампании, российские вооруженные силы были, в целом, готовы к достойному сопротивлению. Русская армия обладала высокими боевыми качествами, сильным командным и рядовым составом, имевшим за плечами богатый военный опыт. За прошедшие годы вооруженные силы России выросли как в количественном, так и в качественном отношении. Так, значительно увеличилось количество егерских полков, сильно вырос состав гвардии. Появляются новые виды войск - уланы (легкая кавалерия, вооруженная пиками и саблями), инженерные войска и т.д. Увеличилось количество полевой артиллерии, улучшилась ее организация. Накануне войны в русской армии появились также новые уставы и инструкции, отражавшие современные тенденции в военном искусстве. Вооружение русской армии обеспечивала достаточно развитая в то время военная промышленность. Так, российские заводы ежегодно изготовляли до 150-170 тыс. ружей, 800 орудий, свыше 765 тыс. пудов снарядов. Качество русского оружия, в целом, не уступало, а в ряде случае и превосходило европейские аналоги. Например, ресурс русской пушки тех лет (по числу выстрелов) был в 2 раза выше французской. Тем не менее созданная Бонапартом коалиция превосходила Россию как по численности населения (почти в 2 раза), так и по экономическому потенциалу. Впервые Запад сумел так масштабно объединиться и двинуть на восток свои лучшие силы. Поражение сулило России территориальные потери, политико-экономическую зависимость от Франции, однобокое развитие в качестве аграрно-сырьевого придатка Европы. Кроме того, учитывая опыт освоения и завоевания европейцами Америки, можно предположить, что в случае успеха наполеоновского похода Старый Свет открывал новое необъятное направление колонизации - восточное. Для русских людей это было первое со времен Батыя столь крупное нашествие. Но если тогда неприятелю противостояли разрозненные княжества, то теперь он имел дело с единой империей, способной к достойному сопротивлению.

Ход войны. Силы Наполеона пересекли российскую границу без объявления войны 12 июня 1812 года. Эту вероломную агрессию французский император представил всем как борьбу за возрождение Польши, назвав свое вторжение "Второй польской войной". Варшавский сейм заявил о восстановлении Польского королевства и объявил мобилизацию поляков в наполеоновскую армию (это касалось и тех, кто служил в российских вооруженных силах). Ход Отечественной войны 1812 г. можно условно разбить на ряд этапов. 1-й этап: Белорусско-Литовская операция. Этот период Охватывает июнь и июль, когда русским удалось избежать окружения в Литве и Белоруссии, отразить натиск на петербургском и украинском направлениях и соединиться в районе Смоленска. 2-й этап: Смоленская операция. Она включает в себя боевые действия в районе Смоленска. 3-й этап: Поход на Москву, или кульминация наполеоновского нашествия. 4-й этап: Калужский поход. Он представляет собой попытку Наполеона пробиться из Москвы в калужском направлении. 5-й этап: Изгнание наполеоновских войск из России.

Белорусско-Литовская операция

Вскоре после вторжения вскрылась несостоятельность фулевского плана. 1-я и 2-я армии оказались отсечены друг от друга французскими корпусами, которые сразу попытались захватить узловые магистрали, чтобы отрезать пути отхода обеим армиям и разгромить их поодиночке. У русских армий не было единого командования. Каждой из них пришлось действовать сообразно обстоятельствам. Избегая разгрома поодиночке, обе армии начали отход на восток.

Сражение при Мире (1812). Наиболее тяжелая ситуация сложилась для 2-й армии. После начала вторжения она получила 18 июня приказ идти на соединение с 1-й армией. Багратион вышел к Николаеву и начал переправу через Неман, чтобы идти на Минск. Но город оказался уже занят маршалом Даву. Тем временем в тылу 2-й армии, у Слонима, появились французские авангарды. Стало ясно, что наполеоновские войска уже обошли 2-ю армию с севера, а теперь стремятся обойти ее и с юга. Тогда Багратион быстро повернул на юг, к Несвижу, а затем направился на восток к Бобруйску, двигаясь параллельно наступавшему севернее маршалу Даву. Перед этим багратионовский арьергард под командованием донского атамана Матвея Платова дал 27-28 июня бой у местечка Мир авангарду французской армии вестфальского короля Жерома Бонапарта. Платов оставил в Мире один казачий полк, а основные свои силы (7 полков с артиллерией) укрыл в ближайшем лесу. Французская кавалерия, ничего не подозревая, ворвалась в городок, на улицах которого разгорелся жестокий бой. Тогда Жером послал в подкрепление атакующим свежие уланские полки. Они были атакованы Платовым с тыла, окружены и перебиты. За два дня боев под Миром было разгромлено 9 уланских полков наполеоновской армии. Это был первый крупный успех русских в Отечественной войне. Он обеспечил отход армии Багратиона из Западной Белоруссии.

Сражение под Салтановкой (1812). Достигнув Днепра у Нового Быхова, Багратион получил приказ вновь попытаться прорваться на соединение с 1-й армией - теперь через Могилев и Оршу. Для этого он послал авангард под командованием генерала Николая Раевского (15 тыс. чел.) к Могилеву. Но там уже стоял корпус маршала Даву. Его подразделения (26 тыс. чел.) выдвинулись к деревне Салтановка и преградили путь Раевскому. Тот решил пробиться к Могилеву с боем. 11 июля атаки русских были отражены превосходящими силами французов. Затем Даву пытался обойти отряд Раевского с правого фланга, но план маршала был сорван стойкостью дивизии генерала Ивана Паскевича. В этом жарком бою Раевский лично водил солдат в атаку вместе со своим 17-летним сыном. Урон французов в сражении у Салтановки составил 3,5 тыс. чел. Русские потеряли 2,5 тыс. чел. На следующий день Даву, укрепив позиции, ожидал нового нападения. Но Багратион, видя невозможность прорыва через Могилев, переправил армию через Днепр у Нового Быхова и форсированным маршем двинулся к Смоленску. План Наполеона окружить 2-ю армию или навязать ей генеральное сражение не удался.

Сражение при Островно (1812). После начала военных действий 1-я армия, согласно составленной диспозиции, начала отход к Дрисскому лагерю. Достигнув его 26 июня, Барклай-де-Толли дал своим воинам шестидневный отдых. В сложившейся ситуации дрисская позиция оказалась неудачной. Оборона в прижатом к реке Дрисском лагере могла завершиться окружением и гибелью 1-й армии. Тем более что связь со 2-й армией была прервана. Поэтому Барклай покинул 2 июля этот лагерь. Выделив для защиты петербургского направления 20-тысячный корпус под командованием генерала Петра Витгенштейна, Барклай с основными силами 1-й армии двинулся на восток к Витебску, которого достиг в день сражения войск Багратиона под Салтановкой. Спустя два дня к Витебску приблизились авангардные французские части под командованием маршалов Нея и Мюрата. Путь им у деревни Островно 13 июля преградил 4-й корпус генерала Остермана-Толстого. Несмотря на преимущество в артиллерии, французы после нескольких часов непрерывных атак так и не смогли преодолеть сопротивления русских. Когда Остерману доложили, что потери в корпусе велики, и спросили, как поступить, тот, флегматично нюхая табак, ответил: "Стоять и умирать!". Эти слова русского генерала вошли в историю. Корпус устоял на позициях, пока его не сменили свежие части генерала Коновницына, которые еще сутки геройски сдерживали атаки превосходящих сил французов. Потери с обеих сторон в этом жарком деле составили по 4 тыс. чел. Тем временем Барклай ждал подхода к нему с юга (через Могилев и Оршу) 2-й армии Багратиона. Вместо этого 15 июля к Витебску с запада подошли основные силы Наполеона, грозящие дать генеральное сражение. В ночь на 16 июля Барклай получил, наконец, известие от Багратиона, что тот не может пробиться к нему через Могилев и идет на Смоленск. В ту же ночь Барклай, оставив для дезориентации французов горящие костры, тихо снял армию с позиций и двинулся форсированным маршем на Смоленск. 22 июля обе армии соединились в Смоленске. Общее командование ими принял генерал Барклай-де-Толли. План Наполеона рассечь и уничтожить поодиночке русские армии в Белоруссии потерпел неудачу.

Клястицы (1812). Если на центральном направлении русским войскам пришлось почти безостановочно отступать, то на флангах продвижение противника было остановлено. Наиболее крупного успеха добился корпус генерала Витгенштейна (17 тыс. чел.), который 18-20 июля в районе Клястиц (село в Белоруссии, к северу от Полоцка) нанес поражение французскому корпусу маршала Удино (29 тыс. чел.). Битва началась лихой атакой гусарского отряда во главе с генералом Кульневым, который отбросил французский авангард к Клястицам. На следующий день в бой с обеих сторон вступили главные силы. После ожесточенного сражения французы отступили к Полоцку. 20 июля вдохновленный успехом неукротимый Кульнев начал самостоятельное преследование отступавших. Его отряд оторвался от своих и в схватке с основными силами французского корпуса понес большие потери (в стычке погиб и сам Кульнев). Несмотря на эту локальную неудачу, сражение под Клястицами в целом остановило наступление французов в сторону Петербурга, Кроме того, Наполеону пришлось усилить потерпевшую поражение северную группу Удино за счет переброски к ней с центрального московского направления корпуса Сен-Сира.

Сражение у Кобрина (1812). Другой успех был достигнут на левом фланге русских сил. Здесь отличилась 3-я армия генерала Тормасова. 10 июля Тормасов двинулся на север из района Луцка про- тив саксонского корпуса генерала Ренье, который угрожал южному флангу армии Багратиона. Воспользовавшись разбросанностью саксонского корпуса, Тормасов послал свой конный авангард против бригады генерала Клингеля (4 тыс. чел.). 15 июля русские стремительно атаковали эту бригаду и окружили ее. После подхода русской пехоты саксонцы сложили оружие. Их потери составили 1,5 тыс. убитыми, остальные сдались в плен. Русские потеряли в этом деле 259 чел. После сражения при Кобрине Ренье перестал угрожать армии Багратиона и отступил на соединение с корпусом генерала Шварценберга.

Сражение у Городечны (1812). 31 июля у Городечны произошло сражение частей 3-й русской армии под командованием генерала Тормасова (18 тыс. чел.) с австрийским корпусом Шварценберга и саксонским корпусом Ренье (всего 40 тыс. чел.). После сражения у Кобрина на выручку саксонцам подошел корпус Шварценберга. Соединившись, оба корпуса атаковали части 3-й армии при Городечне. За счет удачной перегруппировки сил Тормасов отбросил корпус Ренье, пытавшийся обойти левый фланг русских. Удержав позиции до наступления темноты, подразделения 3-й армии в полном боевом порядке отошли на юг, к Луцку. Туда же за ним последовали корпуса Шварценберга и Ренье. После сражения у Городечны на левом фланге русской армии, в Западной Украине, наступило длительное затишье. Итак, в Белорусско-Литовской операции русские войска умелым маневром сумели избежать окружения и гибельного для них генерального сражения в Белоруссии. Они отступили к Смоленску, где произошло соединение сил 1-й и 2-й армий. На флангах же русские пресекли попытки расширения наполеоновской агрессии: отразили наступление французов на петербургском направлении и не дали им активизировать действия на левом фланге. Тем не менее в ходе Белорусско-Литовской операции Наполеону удалось достигнуть крупного политического успеха. В его руках менее чем за два месяца оказались Литва, Белоруссия и Курляндия.

Смоленская операция

После того как 1-я армия покинула Витебск, Наполеон остановил наступление и стал приводить свои силы в порядок. Пройдя за месяц более полутысячи километров, французская армия растянулась на коммуникациях, в ней упала дисциплина, распространилось мародерство, возникли перебои в снабжении. В 20-х числах июля и французские, и русские войска оставались на месте и приходили в себя после долгого и трудного перехода. Первым 26 июля предпринял наступательные действия из Смоленска Барклай-де-Толли, который двинул силы объединенных армий (140 тыс. чел.) в направлении Рудни (к северо-западу от В Смоленска). Не имея точных сведений о противнике, российский командующий действовал осторожно. Пройдя 70-километровый путь до Рудни, Барклай-де-Толли остановил войска и пять дней простоял на месте, выясняя обстановку. Наступление оказалось направленным в пустоту. Узнав о движении русских, Наполеон поменял диспозицию и с главными силами (180 тыс. чел.) переправился через Днепр южнее расположения русской армии. Он двинулся к Смоленску с юго-запада, стремясь занять его и отрезать Барклаю путь на восток. Первым к Смоленску несся конный авангард маршала Мюрата (15 тыс. чел.).

Сражение под Красным (1812). На участке, через который прорывался Мюрат, у русских находилась всего лишь одна 27-я пехотная дивизия под командованием генерала Дмитрия Неверовского (7 тыс. чел.). Она целиком состояла из новобранцев. Но именно они и встали 2 августа близ поселка Красного непреодолимой стеной на пути мюратовской кавалерии. Неверовский занял позицию на дороге, по бокам которой находился березняк, мешавший коннице совершить фланговый обход. Мюрат был вынужден атаковать русскую пехоту в лоб. Построив солдат в одну колонну, Неверовский обратился к ним со словами: "Ребята, помните, чему вас учили. Никакая кавалерия не победит вас, только в пальбе не торопитесь и стреляйте метко. Никто не смей начинать без моей команды!". Ощетинившись штыками, русские пехотинцы отбили все атаки французской конницы. В перерыве между схватками Неверовский подбадривал своих солдат, проводил с ними разбор боя и дивизионное учение. Дивизия не допустила прорыва корпуса Мюрата и организованно отошла к Смоленску, покрыв себя неувядаемой славой. По словам наполеоновского генерала Сегюра, "Неверовский отступил как лев". Урон русских составил 1 тыс. чел., французов (по их данным) - 500 чел. Благодаря стойкости 27-й дивизии, 1-я и 2-я армии успели отойти к Смоленску и занять там оборону.

Битва за Смоленск (1812). 3 августа русская армия отошла к Смоленску. Багратион считал необходимым дать здесь генеральное сражение. Но Барклай-де-Толли настоял на продолжении отступления. Он решил дать в Смоленске арьергардный бой, а основные силы отвести за Днепр. Первым 4 августа вступил в бой за Смоленск корпус генерала Раевского (15 тыс. чел.), который отразил атаки французского корпуса маршала Нея (22 тыс. чел.). Вечером 4 августа к Смоленску из-под Рудни подтянулись основные силы Барклая (120 тыс. чел.). Они расположились севернее города. Ослабленный корпус Раевского заменили корпусом Дохтурова, дивизиями Неверовского и Коновницына (всего 20 тыс. чел.). Они должны были прикрывать отход 1-й и 2-й армий на московскую дорогу. Весь день 5 августа русский арьергард геройски сдерживал жестокий натиск главных сил французской армии (140 тыс. чел.). В ночь на шестое русские покинули Смоленск. Ожесточение солдат было так велико, что их силой приходилось уводить в тыл, так как они не хотели исполнять приказ об отступлении. Последней, ведя арьергардные бои 6 августа, оставила пылающий город дивизия генерала Коновницына. Отходя, она взорвала пороховые склады и мост через Днепр. Русские потеряли в этой битве 10 тыс. чел., французы - 20 тыс. чел.

Бой у Валутиной горы (1812). После Смоленского сражения Наполеон 7 августа еще раз попытался отрезать пути отхода 1-й армии, которая пока не успела переправиться через Днепр и отойти к Дорогобужу. Для захвата днепровской переправы Наполеон отправил вперед корпус Нея (40 тыс. чел.). Для сдерживания французов Барклай выдвинул к деревни Валутина Гора (10 км к востоку от Смоленска) арьергард под командованием генерала Павла Тучкова (свыше 3 тыс. чел.). Ней намеревался с ходу смять занявший позиции у деревни небольшой русский отряд, но солдаты Тучкова стояли непоколебимо и доблестно отразили натиск французов. К вечеру, за счет подоспевших подкреплений, численность русских войск у Валутиной Горы была доведена до 22 тыс. чел. Жестокий бой длился здесь до поздней ночи. Во время последней атаки при лунном свете израненный штыками Тучков был взят в плен. К тому времени основные силы 1-й армии уже успели переправиться через Днепр. Потери русских в этом сражении составили 5 тыс. чел., французов - свыше 8 тыс. чел. Битвой у Валутиной Горы завершилась двухнедельная Смоленская операция, в результате которой пал "ключ от Москвы" и русские вновь отступили, так и не дав генерального сражения. Теперь французская армия, собравшись в один кулак, двинулась на Москву.

Поход на Москву

Известно, что после первой прогулки по разрушенному Смоленску Наполеон воскликнул: "Кампания 1812 г. закончена!". Действительно, большие потери его армии, утомление от тяжелого похода, упорное сопротивление русских, которые сумели сохранить свои основные силы, - все это заставляло французского императора сильно задуматься о целесообразности дальнейшего движения вперед. Казалось, Наполеон склонялся к первоначальному польскому плану. Однако после 6 дней раздумий французский император все же двинулся в поход на Москву. На то имелись веские причины. Не сумев нанести в Белоруссии решающего поражения русской армии, Наполеон так и не добился коренного перелома в ходе кампании. Между тем его армия в Смоленске оказалась почти на тысячу километров оторванной от основных баз снабжения на Висле. Она находилась во враждебной стране, население которой не только не снабжало захватчиков продовольствием, но и начало против них вооруженную борьбу. При возникших перебоях со снабжением зимовка в Смоленске становилась невозможной. Для нормального жизнеобеспечения армии в период холодов Наполеону пришлось бы отходить к своим базам на Висле. Это означало, что русская армия могла в зимнее время отбить у французов большую часть занятых ими территорий. Поэтому для Наполеона представлялось исключительно важным разгромить вооруженные силы русских до наступления холодов. Исходя из данных соображений, он все же решил использовать последний летний месяц для похода на Москву. Его расчет строился на том, что русские обязательно дадут у стен своей древней столицы генеральное сражение, в успехе которого Наполеон не сомневался. Именно убедительная победа в кампании 1812 г. могла избавить его от тяжелых проблем предстоящей зимовки и значительно облегчило бы ему победоносное завершение войны. Тем временем Барклай-де-Толли продолжал отступать, навязывая Наполеону затяжную войну, в которой союзниками России становились пространство и время. Отступление от Смоленска возбудило в обществе открытую неприязнь к "немцу" Барклаю. Его обвиняли в трусости и чуть ли не в измене. Хотя обвинения были несправедливы, Александр I по совету приближенных все же назначил нового главнокомандующего. Им стал Михаил Илларионович Кутузов. Он прибыл в армию 17 августа, когда Барклай уже готовился под давлением общества и военных дать генеральное сражение у Царева Займища. Кутузов посчитал выбранную позицию непригодной и велел продолжать отход. Кутузов, как и Барклай, понимал, что битва нужна прежде всего Наполеону, поскольку каждый новый шаг на восток отдалял французскую армию от источников жизнеобеспечения и приближал ее гибель. Новый командующий был решительным противником генерального сражения. Но, как и при Аустерлице, Кутузову пришлось давать битву в угоду мнению руководства страны и ее возбужденного неудачами общества. Правда, теперь Кутузов сам принимал решения по тактическим вопросам. Поэтому, не желая рисковать, он избрал сугубо оборонительный вариант грядущей битвы. Победу в этой войне российский стратег предполагал достичь не только на полях сражений.

Бородинская битва (1812). Битва за Москву между французами и русскими произошла в районе села Бородино 26 августа 1812 г., в день Владимирской иконы Божией матери. К Бородино Наполеон привел лишь треть начавшей войну армии (135 тыс. чел.). Остальных как губка впитали пространства от Немана до Смоленска. Часть погибла, часть осталась охранять растянутые коммуникации, часть осела в госпиталях или просто дезертировала. С другой стороны, дошли лучшие. Французам противостояла 132-тысячная русская армия, в которой насчитывалось 21 тыс. необстрелянных ополченцев. Кутузов расположил свои силы между Новой и Старой Смоленскими дорогами. Правый фланг его армии был прикрыт реками Колочь и Москва, что исключало возможность охвата. На левом фланге, южнее Старой Смоленской дороги, этому препятствовала лесистая местность. Таким образом, Наполеону навязывалось фронтальное сражение на 3-километровом пространстве между деревнями Горки и Утица. Здесь Кутузов построил глубокоэшелонированную оборону (ее общая глубина вместе с резервами составила 3-4 км) и расположил главные укрепления. В центре находилась батарея на высоте Курганная. Ее защищал 7-й корпус генерала Раевского (поэтому это место и получило название "батарея Раевского"). На левом фланге, у деревни Семеновское, были возведены полевые укрепления - флеши. Первоначально здесь располагались сводная гренадерская дивизия генерала Михаила Воронцова и бесстрашная 27-я пехотная дивизия генерала Дмитрия Неверовского из 2-й армии Багратиона. Южнее, в лесу у деревни Утица, Кутузов поставил 3-й корпус генерала Николая Тучкова. Он получил задачу ударить во фланг атакующим флеши французским подразделениям. Собственно, на этих трех участках: у Курганной батареи, Семеновских флешей и Утицы развернулись главные события Бородинской битвы. Наполеон, жаждавший генерального сражения, был готов к любым вариантам. Он принял кутузовский вызов на фронтальное столкновение. Он даже отказался от плана Даву обойти русских слева, через Утицу, поскольку опасался, что тогда они не примут боя и вновь отойдут. Французский император планировал фронтальной атакой прорвать оборону русских, прижать их к Москве-реке и уничтожить. Сражению предшествовал бой 24 августа у деревни Шевардино (Шевардинский редут), в котором 8-тысячный отряд генерала Горчакова целый день сдерживал атаки превосходящих сил французов (40 тыс. чел.). Это дало Кутузову возможность занять основные позиции. 25 августа войска готовились к сражению, которое началось на следующий день в 5 часов утра. Первые отвлекающие атаки французы произвели на правый фланг русских. Они оттеснили русские подразделения за реку Колочь. Но попытки французов переправиться через реку были отражены. Затем в 6 часов утра ударная группировка маршала Даву пошла в первую атаку против левого фланга русских, где находились Семеновские флеши. Почти одновременно для выхода в тыл Семеновским флешам польский корпус генерала Понятовского попытался прорваться к деревни Утица, где вступил во встречный бой с воинами Тучкова. Решающее сражение в первой половине дня разгорелось за Семеновские флеши, где Наполеон намечал осуществить основной прорыв. Сюда оба командующих бросали главные резервы. "Ужасной была картина той части Бородинского поля около деревни Семеновское, где сражение кипело, как в котле, - вспоминал участник битвы офицер Ф.И.Глинка. - Густой дым и пар кровавый затмили полдневное солнце. Какие-то тусклые, неверные сумерки лежали над полем ужасов, над нивой смерти. В этих сумерках ничего не было видно, кроме грозных колонн, наступающих и разбитых... Даль представляет вид совершенного хаоса: разломанные, изломанные французские эскадроны крушатся, волнуются и исчезают в дыму... У нас нет языка, чтобы описать эту свалку, этот сшиб, этот треск, это последнее борение тысячей! Всякий хватался за чашу роковых весов, чтобы перетянуть их на свою сторону...". Ценой огромных потерь, после восьмой атаки, французам удалось к 12 часам выбить русских с флешей. В этом бою был смертельно ранен генерал Багратион, лично руководивший обороной флешей (они получили второе название: "Багратионовские"). Одновременно французы яростно атаковали центр русской армии - Курганную высоту. В 11 часов, во время второй атаки батареи Раевского, бригаде генерала Бонами удалось ворваться на высоту. Положение спас проезжавший мимо начальник штаба 1-й армии генерал Ермолов. Оценив ситуацию, он возглавил контратаку стоявших поблизости батальонов Уфимского пехотного полка и отбил высоту. Генерал Бонами попал в плен, а его солдаты бежали. Воодушевленные уфимцы начали преследование французов. Пришлось посылать казаков, чтобы те вернули атакующих. В это время у Утицы кипел жаркий бой между частями Понятовского и 3-м корпусом, который теперь возглавлял (вместо смертельно раненного Тучкова) генерал Алсуфьев. Ожесточение обеих сторон во время боя было необычайным. "Многие из сражавшихся побросали свое оружие, сцеплялись друг с другом, раздирали друг другу рты, душили один другого и вместе падали мертвыми. Артиллерия скакала по трупам как по бревенчатой мостовой, втискивая трупы в землю, упитанную кровью... Крики командиров и вопли отчаяния на 10 разных языках заглушались пальбой и барабанным боем. Ужасное зрелище представляло тогда поле битвы. Над левым крылом нашей армии висело густое черное облако от дыма, смешавшегося с парами крови... В одно и то же время взорам представлялись день, вечер и ночь", - вспоминал участник той битвы Н.С.Пестриков. После Багратиона командование левым флангом принял старший по чину генерал Коновницын (затем Кутузов послал возглавить левый фланг генерала Дохтурова). Он начал отводить разбитые части за Семеновский овраг, где организовал новую линию обороны. После сдачи флешей, опасаясь удара в тыл, отошел на новые позиции и 3-й корпус. Наступил критический момент битвы. Позиции разбитых частей у Семеновского оврага были не укреплены, а резервы еще не подошли. В этой ситуации Кутузов организовал контрудар по левому флангу наполеоновской армии силами кавалерийских полков Уварова и Платова. Их атака вызвала замешательство в рядах французов. Эта двухчасовая задержка дала Кутузову время подтянуть резервы. В 14 часов французы перенесли главный удар на батарею Раевского. После 3-й атаки им удалось к 17 часам ворваться на высоту. В схватке за нее полегла почти вся брошенная из резерва дивизия генерала Лихачева. Но попытки французской кавалерии развить успех были остановлены русскими конными полками, которых повел в бой генерал Барклай-де-Толли. Маршалы требовали от Наполеона нанести по сбитым со всех укреплений русским завершающий удар, бросив в бой гвардию. Тогда император сам поехал на линию огня оценить ситуацию. Он оглядывал новые позиции русских, и "видно было, как они, не теряя мужества, смыкали свои ряды, снова вступали в битву и шли умирать", - вспоминал находящийся в тот момент с императором генерал Сегюр. Наполеон увидел армию, которая не убегала, а готовилась драться до конца. Для сокрушения ее у него уже не хватало сил. "Я не могу рисковать своим последним резервом за три тысячи лье от Парижа". Бросив эту историческую фразу, Наполеон поехал обратно. Вскоре он отвел войска на исходные позиции. Бородинская битва завершилась. Русские потеряли в ней 44 тыс. чел., французы - свыше 58 тыс. Бородинскую битву порой называют "битвой генералов". Во время нее с обеих сторон погибло 16 генералов. Таких потерь в генеральском составе Европа не знала уже 100 лет, что свидетельствует о крайнем ожесточении данной битвы. "Из всех моих сражений, - вспоминал Бонапарт, - самое ужасное то, которое дал я под Москвою. Французы в нем показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми". За Бородино Кутузов получил чин фельдмаршала. Главный результат Бородинской битвы состоял в том, что она не дала Наполеону возможности одолеть русских в генеральном сражении. Это был крах его стратегического замысла, за которым последовало и поражение в войне. В целом, здесь столкнулись две полководческие концепции. Одна предполагала активный натиск и победу над противником, в генеральном сражении собранными в один кулак силами. Другая отдавала предпочтение умелому маневру и навязыванию неприятелю заведомо невыгодного для него варианта кампании. На российском поле победила маневренная доктрина Кутузова.

Тарутинский маневр (1812). Узнав о потерях, Кутузов не стал возобновлять на следующий день сражения. Даже в случае успеха и наступления его армии положение русских оставалось шатким. Они не располагали на участке от Москвы до Смоленска никакими запасами (все склады делались в Белоруссии, где вначале предполагалось вести войну). Наполеон же имел за Смоленском крупные людские резервы. Поэтому Кутузов считал, что время для перехода в наступление еще не пришло, и велел отступать. Правда, он надеялся на получение подкреплений и не исключал возможности дать уже у стен Москвы новый бой. Но надежды на подкрепления не оправдались, а выбранная для боя у города позиция оказалась невыгодной. Тогда Кутузов взял на себя ответственность сдать Москву. "С потерей Москвы не потеряна еще Россия... Но если будет уничтожена армия, погибнут и Москва, и Россия", - сказал Кутузов на военном совете в Филях своим генералам. Действительно, другой армией, способной справиться с Наполеоном, Россия не располагала. Так, русские покинули свою древнюю столицу, которая впервые за 200 лет

Узнайте больше
Быстрый заказ
Укажите код товара.

Поиск

Расширенный поиск

Новости

29.03.2018

Георгиевский крест: самая известная награда Российской империи

Георгиевский крест: самая известная награда Российской империи Среди огромного количества воинских наград, существовавших в разные периоды российской истории, Георгиевский крест занимает особое ...

15.03.2018

Звезда ордена Святого Апостола Андрея Первозванного

Звезда ордена Святого Апостола Андрея Первозванного Сначала, до 1854 г. звезды были шитыми. Однако, обладатели орденов нередко делали на заказ экземпляры из металла. Звезда была 8-лучевой, ...

Каталог webplus.info

© ShopOS 2020
Скрипты
интернет-магазина